Среда, 24 апреля, 2024

Эксперты назвали главные проблемы для торговли России с Индией

Поделиться

Главные препятствия для развития торгово-экономического сотрудничества между Россией и Индией — сложный геополитический фон и торговый дисбаланс, вызванный избыточным количеством накопленных Москвой рупий. Такие выводы содержатся в докладе Российского совета по международным делам (РСМД) «Российско-индийские отношения в более широком геополитическом контексте» (есть в распоряжении РБК).

Дополнительные сложности создают рестрикции, препятствующие перетоку валюты назад в Индию, различия во внешней и энергетической политике Москвы и Дели, риск вторичных санкций, ограниченность инвестиционного сотрудничества и чувствительность технологических обменов. По мнению российских и индийских аналитиков, торговым партнерам необходимо произвести структурные изменения в двусторонней торговле и диверсифицировать сферы взаимного инвестирования.

Как политический фон мешает сотрудничеству между Россией и Индией

Как отмечают авторы, несмотря на рост торгового оборота между Россией и Индией в последние два года, существуют опасения, что эта тенденция пойдет на спад из-за сложного геополитического контекста. «Год за годом Москва все больше разворачивается на восток, укрепляя свои связи с Китаем, в то время как Нью-Дели разворачивается на запад, укрепляя связи с США. Если эта тенденция сохранится, то две дружественные страны в конечном итоге могут оказаться в противоположных геополитических и экономических блоках, разделив евразийское пространство на две части», — говорится в документе. Реализация такого сценария затруднит не только развитие и расширение двусторонних связей, но даже их поддержание на текущем уровне.

В 2022/23 финансовом году товарооборот между Индией и Россией достиг рекордных $49,3 млрд, превысив цель в $30 млрд к 2025 году, поставленную главами двух государств в 2014-м. На топливо и удобрения пришелся 91% от этого объема. Россия впервые в истории вошла в тройку крупнейших торговых партнеров Индии и уступила лишь США и Китаю.

Эксперты особенно отмечают разницу в подходе двух стран к взаимодействию с Китаем, главным региональным оппонентом Индии и одновременно одним из ближайших партнеров России. В Нью-Дели опасаются, что тесное партнерство Москвы и Пекина, а также возможное возникновение военного альянса между двумя странами может навредить индийским интересам в Индо-Тихоокеанском регионе. Дели обеспокоен сближением с Пакистаном — местная политическая элита и СМИ считают, что Москва разыгрывает «пакистанскую карту», чтобы добиться уступок от своих индийских партнеров.

Россия же обеспокоена участием Индии в американских военно-политических структурах вроде QUAD (неформальный альянс, куда также входят Австралия и Япония), который Москва считает азиатским аналогом НАТО, и QUAD-2 (объединяет США, Индию, ОАЭ и Израиль). Другой негативный фактор — растущая ориентация Индии на западных поставщиков вооружений, хотя прежде доминировала Россия (по данным Стокгольмского института исследования проблем мира, на долю российских производителей приходится 40% индийского арсенала).

Разрешить эти сложности поможет лишь «трезвый, откровенный диалог» между Россией и Индией, а не «взаимное восхищение», которое нередко господствует на двусторонних конференциях и семинарах, предупреждает доклад РСМД. Его авторы подчеркивают, что экспертное сообщество двух стран должно сфокусироваться на вызовах будущего и уделить внимание как разногласиям в национальных интересах, так и точкам их пересечения.

В частности, в интересах Москвы и Дели не занимать ту или иную сторону в предстоящем противостоянии США и Китая, а выступать единым фронтом против биполярного мироустройства и продвигать многосторонность. «Привилегированное стратегическое партнерство России и Индии продолжает служить образцом отношений между великими державами, даже когда обе стороны остаются при своем мнении по различным вопросам», — говорится в докладе.

Как Россия и Индия могут нарастить двустороннюю торговлю

Вопреки пандемии COVID-19 и отключению России от SWIFT Москве и Дели удалось рекордно нарастить объем двусторонней торговли. Этому в том числе способствовала разработка альтернативных платежных механизмов, позволяющих обойти санкции, среди этих механизмов эксперты называют взаиморасчеты в национальных валютах и бартерную торговлю. Стороны работают над новыми цифровыми финансовыми инструментами, в том числе в рамках БРИКС, что позволит и дальше наращивать товарооборот, полагают в РСМД.

В 2022 году Россия нарастила поставки нефти в Индию в 19 раз по сравнению с предыдущим годом (до 41 млн т) и заняла первое место среди поставщиков в страну. По прогнозам РСМД, к 2030−2035 годам она дополнительно нарастит поставки нефти, сжиженного природного газа (СПГ) и угля, поскольку Москве необходимо найти альтернативу закрытым для нее европейским рынкам, а Дели нуждается в устойчивом энергоснабжении своей быстрорастущей экономики. «По этим причинам мы ожидаем, что российские энергетические компании будут наращивать прямые поставки энергоресурсов, а индийские инвесторы, вероятно, увеличат участие в разработке российских месторождений нефти и СПГ путем приобретения компаний, имеющих лицензию на разведку и добычу углеводородов», — прогнозируется в докладе.

Однако увеличение доли взаиморасчетов в национальных валютах создает серьезные сложности: торговый дефицит (индийский экспорт составил всего $3,1 млрд в 2022/23 финансовом году) привел к тому, что у России накопился большой излишек рупий, которые ей крайне сложно потратить. По мнению индийских и российских экспертов, участвовавших в составлении доклада, это одна из наиболее сложных проблем, стоящих между двумя странами и значительно затрудняющих их торговые расчеты.

Потенциальным решением могут стать инвестиции в инфраструктурные проекты или производство продукции в Индии в рамках национальной программы Make in India, провозглашенной премьер-министром Нарендрой Моди в 2014 году. В частности, Россия может создать в Индии совместные предприятия по производству товаров, оказавшихся на российском рынке в дефиците из-за санкций, например автозапчастей и дженериков лекарственных средств. Развитию совместных проектов могли бы способствовать налоговые каникулы и другие стимулы, подобные российской «кластерной инвестиционной платформе», предусматривающей льготное кредитование для производителей приоритетной продукции и субсидии на пилотные партии товаров.

Индия, в свою очередь, может решить проблему торгового дисбаланса за счет наращивания экспорта как в уже традиционных отраслях (продукты, сельскохозяйственная продукция, медикаменты и автозапчасти), так и в новых — современное промышленное оборудование, горнодобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность, пищевая промышленность, печатное и полиграфическое оборудование, авиационные компоненты, медицинское оборудование, а также электроника и текстиль. Еще одна перспективная область сотрудничества, считают в РСМД, — экспорт высококвалифицированной индийской рабочей силы в Россию.

Наконец, важнейшую роль в развитии торговли способны сыграть упрощение таможенных процедур и развитие логистики, в первую очередь Северного морского пути и транспортного коридора «Север — Юг», который ощутимо сократит сроки доставки грузов. Сейчас на то, чтобы доставить груз из Санкт-Петербурга в Мумбаи через Суэцкий канал, уходит от 30 до 45 дней; с полноценным запуском коридора «Север — Юг» на это понадобится от 15 до 24 дней.

В каких новых областях Москва и Дели могут наладить связи

Авторы доклада РСМД также призвали сконцентрироваться на развитии сфер сотрудничества, не связанных с энергетикой. Это, например, освоение ресурсов Мирового океана (так называемая синяя экономика), туризм, продвинутые технологии, финтех, цифровая общественная инфраструктура, судоходство, космос и промышленное сырье. Совместная деятельность на этих направлениях позволит сделать экономические связи более устойчивыми к возможным шокам на энергетическом рынке.

Индия и Россия также могут развить сотрудничество в высокотехнологичных отраслях, например в областях возобновляемых источников энергии и робототехники; эти разработки затем можно было бы использовать в различных секторах экономики, от здравоохранения до сельского хозяйства. Для этого аналитики РСМД предложили учредить двусторонние и многосторонние научно-исследовательские институты и структуры внутри существующих политических объединений вроде БРИКС+. Моделью, в частности, может послужить Объединенный институт ядерных исследований в Дубне.

Российские и индийские специалисты посоветовали в пять-десять раз увеличить количество грантов на совместные проекты в области науки, технологий и инноваций в ближайшие пять лет, в том числе с помощью инструментов БРИКС+. Правительствам двух стран также порекомендовали поощрять научно-исследовательское сотрудничество с участием государственного и частного секторов, привлекая крупнейшие корпорации России и Индии к различным совместным проектам, например через гранты, контракты в области НИОКР, краудсорсинговые инициативы «Росатома», «Сбера», Tata, Reliance и др.

Как отмечают авторы доклада, партнерству в инновационных сферах сильно препятствуют «экзотическое» восприятие Индии и неосведомленность россиян о ее технологических достижениях. «Поэтому одна из главных задач — ребрендинг имиджа Индии в России, позиционирование Индии как страны XXI века, как цивилизации, устремленной в будущее, пусть и опирающейся на незыблемый фундамент прошлого, как территории не только замечательных традиций, но и безграничных возможностей», — подводят итог авторы.

Кандидат исторических наук, руководитель Центра Индоокеанского региона ИМЭМО РАН Алексей Куприянов отметил в беседе с РБК, что именно недостаточно развитые сферы торгово-экономического сотрудничества, требующие пристального внимания, как правило, обладают наибольшим потенциалом. «Это сотрудничество на уровне малого и среднего бизнеса, совместное производство техники и комплектующих, в которых Россия испытывает наибольшую нужду после разрыва контактов с западными фирмами (двигатели и части двигателей, автомобили и запчасти к ним, станки), химическое производство, в идеале создание распределенных производственных цепочек с участием третьих стран», — пояснил он.

Первостепенной проблемой в краткосрочной перспективе эксперт называет не торговый дисбаланс, а проблемы со взаиморасчетами, которые затруднены западными санкциями.

В долгосрочной же перспективе наибольшую сложность представляет неготовность российских компаний, законодателей и чиновников оперативно подстраиваться под меняющуюся обстановку. «Из-за санкций и конфликтов серая зона в мировой экономике существенно расширилась, надо учиться с ней работать, это требует изменения механизмов регулирования», — резюмировал Куприянов.

Источник

Новости по теме

Новости угольной отрасли