Воскресенье, 23 июня, 2024

Невыездное топливо: почему снижается экспорт российского угля

Поделиться

Российская угольная промышленность переживает сложный период. Низкие мировые цены вынуждают угольщиков сокращать экспорт, хотя объемы добычи пока не пострадали.

Несмотря на некоторые поблажки со стороны российского правительства, перспективы отрасли в нынешнем году выглядят грустно, говорят эксперты.

Мировые цены на уголь снижаются уже полтора года. В среду, 15 мая, июльские фьючерсы на уголь (Newcastle coal futures) торговались по цене $140 за тонну. Год назад эти фьючерсы стоили $156, а последний пик цен пришелся на декабрь 2022 года — $308 за тонну.

При текущем уровне цен, считают опрошенные Forbes эксперты, у российских угольщиков возникают проблемы с рентабельностью, а меры господдержки слишком хаотичны и непоследовательны, чтобы оказать реальную помощь отрасли.

Российскому углю не сладко

Перспективы российских угольщиков в 2024 году кажутся грустными, поскольку в течение всего года мировые и российские экспортные цены на энергетический уголь, скорее всего, останутся на текущих уровнях, полагает старший эксперт Института энергетики и финансов (ИЭФ) Александр Титов. «Думаю, что ключевые потребители угля — Китай и Индия, одновременно являющиеся крупнейшими производителями, посмотрели на опыт ОПЕК+ на нефтяном рынке и поняли, что, управляя своей добычей, запасами и словесными интервенциями, можно поддерживать цену угля в нужном коридоре», — рассуждает собеседник Forbes. Для России же текущая ценовая конъюнктура не обеспечивает покрытия себестоимости добычи при отправке угля в порты северо-запада и юга страны, считает Титов. По его словам, доходным остается только Восточный полигон. В результате в январе-апреле суммарный экспорт российского угля сократился год к году на 12%, до 62 млн т.

Текущий год, вероятно, станет тяжелым для российской угольной отрасли, согласен аналитик ФГ «Финам» Николай Дудченко. По его словам, общий показатель экспорта пока стагнирует: в 2021 году экспорт составил 223 млн т, в 2022-м — 210,9 млн т, в прошлом 2023-м — 213 млн т. За первые три месяца года совокупный экспорт угля из России составил порядка 45,2 млн т, и при такой динамике совокупный объем экспорта в текущем году может не дотянуть и до 190-200 млн т, что далеко даже от показателей 2023 года, отмечает Дудченко.

Наиболее ярко ситуация с отрицательной рентабельностью проявилась в случае с компанией ОТЭКО, которая в феврале-марте резко подняла тарифы на перевалку на своем терминале в Тамани до $32-38 за тонну угля, после чего угольные компании перестали отправлять грузы через этот терминал. «На северо-западе России и в Арктике у угольных компаний есть собственные [портовые] мощности, которые за счет более низких ставок перевалки для «своих» поддерживали рентабельность экспорта, — говорит Титов. — А ОТЭКО — независимый терминал, где рыночная ставка как раз и показала, что при такой стоимости логистики цена угля не покрывает затрат. В результате около двух месяцев поставки были нулевыми. Затем ОТЭКО объявила о снижении ставок перевалки, но за 1-12 мая отправки угля в адрес Тамани составляли лишь 12 500 т в сутки, что более чем в три раза ниже среднего уровня января 2024 года. Экспорт же угля из портов Дальнего Востока, напротив, стабильно держится вблизи объемов 2023 года — через них в апреле было экспортировано 8,9 млн т».

В начале апреля появилась информация о том, что ОТЭКО снизила тарифы на перевалку угля до $19 за тонну, напоминает Дудченко из «Финама». На май ОТЭКО подтвердила заявку на перевалку 0,5 млн т продукции, и еще такой же объем, по информации компании, находится в статусе подтверждения, отмечает Дудченко.

Непоследовательные меры

За последние девять месяцев угольную отрасль накрыла череда изменений в части экспортных пошлин, которые то вводили, то отменяли, причем каждый раз неожиданно. В сентябре 2023 года их ввели на целый ряд экспортных товаров, включая уголь, и по изначальному плану они должны были действовать до конца 2024-го. Однако в конце декабря было принято решение не распространять действие пошлин с 1 января 2024 года на вывоз угля, так как Китай, куда экспортируется значительная доля российского угля, ввел собственные ввозные пошлины. Но 1 марта пошлины вернулись, а уже 28 апреля правительство вновь отменило пошлины на вывоз энергетического угля и антрацита на период с 1 мая по 31 августа 2024 года. Нынешнее решение, отменяющее пошлины на энергетический уголь, оставляет их в силе для коксующегося угля.

«Отмена курсовой пошлины сократит затраты угольных компаний примерно на $4-6 за тонну в зависимости от направления, — полагает Титов из ИЭФ. — Это может несколько поддержать экспорт в морские порты северо-запада и юга страны, но радикально ситуацию с рентабельностью поставок не изменит. Такие колебания с пошлиной отражают усиление процессов ручного управления в энергетической отрасли. Мы видим это и на примере экспорта бензина, когда правительство постоянно резко меняет политику. Я считаю это негативным фактором для отрасли, потому что очень сложно планировать экономику бизнеса, когда правила игры постоянно меняются директивными решениями правительства».

Отмена пошлины для энергетического угля с 1 мая выглядит попыткой поддержать сектор в условиях падения цен, считает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Дмитрий Пучкарев. «Донастройка налогообложения отрасли продолжается, и можно сказать, что в моменте управление находится в ручном режиме, — говорит он. — Отмена пошлины поддержит производителей энергетического угля, однако качественно ситуацию не изменит».

Ввод и отмена экспортной пошлины вызывает определенное недоумение и ассоциируется скорее с какими-то срочными мерами по тушению пожара, чем с выстроенной и продуманной стратегией, полагает Дудченко из «Финама». По его словам, эта мера не решает проблем отрасли, где зачастую выручка от экспорта не покрывает себестоимости. «Не мешало бы попытаться договориться с Китаем о снятии торговых пошлин, что позволит российскому углю конкурировать, например, с австралийским», — добавляет он.

Общая добыча пока не снижается

Хотя объемы экспорта падают, добыча угля в России остается на стабильном уровне. «По данным ЦДУ ТЭК, в I квартале 2024 года добыча угля выросла к I кварталу прошлого года на 2,6%, до 111,5 млн т, но отгрузки угля (в том числе на внутренний рынок. — Forbes) за это же время сократились на 5,3%, до 93,8 млн т, — подсчитал Титов из ИЭФ. — Следовательно, угольные компании пока не хотят серьезно останавливать добычу и накапливают запасы. Высокие запасы создают понижательное давление на цены, что, например, ограничивает возможность повышения рентабельности через ослабление рубля. Полагаю, что добыча угля может начать сокращаться уже во II квартале, и по итогам года мы также увидим сокращение, поскольку внутренний рынок не сможет потребить выпадающие экспортные объемы».

По последним данным Росстата, несколько отличающимся от ЦДУ ТЭК, добыча практически всех видов угля, за исключением антрацита, в I квартале год к году выросла: общая добыча — на 1,5%, до 108 млн т, каменного угля, включая антрацит — на 2,3%, до 83,7 млн т, коксующегося — на 11,1%, до 28,3 млн т. Добыча антрацита снизилась на 8,4%, до 6 млн т.

Рентабельность экспортных поставок энергетического угля на начало мая была отрицательной из-за снижения цен и роста транспортных издержек, говорит Пучкарев из «БКС Мир инвестиций». В этой ситуации производители стремятся нарастить продажи коксующегося угля, где конъюнктура позволяет зарабатывать. В связи с этим добыча энергетического угля на Кузбассе, основном угледобывающем регионе России, за четыре месяца 2024 года сократилась на 4% к тому же периоду прошлого года, а коксующегося — выросла на 2%.

https://www.tks.ru/reviews/2024/05/16/01/

 

Новости по теме

Новости угольной отрасли